Как прошел показ Gucci в Париже

24 сентября в Париже прошел показ весенне-летней коллекции Gucci. Эстетика 1970-х и 1980-х – главный источник вдохновения для Алессандро Микеле в этом сезоне – привела его в парижский театр Le Palace, он же культовый ночной клуб, созданный по образу и подобию нью-йоркского Studio 54.

Неудивительно, что шоу получилось богемным, театральным и скандальным (по меркам 1970-х) одновременно. Да и музы у креативного директора были соответствующие – коллекцию Микеле посвятил Лео де Берардинису и Перле Парагалло, эксцентричным театральным деятелям прошлого века, а в перерыве между двумя частями шоу на сцену поднялась Джейн Биркин, исполнившая песню Baby Alone in Babylone (ее для Биркин написал Серж Генсбур).

В самой коллекции Алессандро Микеле вновь продемонстрировал высший пилотаж – на первый взгляд, все в показе было пронизано духом свободы и богемного китча, но если присмотреться, то среди новогоднего дождика, глиттера и фиолетовых боди как у Бората отчетливо проглядывает коммерческая составляющая. Это фирменный почерк Микеле – может, трусы с ракушкой и не станут лидерами продаж, но смокинг, на который они надеты, мы точно увидим как минимум в сезоне кинонаград.

Большое внимание Микеле уделил стиранию границ между женским и мужским гардеробом. Сформировал ли спрос на женские платья Джаред Лето, достоверно неизвестно, но в коллекцию они вошли. Как и сумки, ожерелья и микрошорты, в которых привычнее видеть Беллу Хадид.

Триумф цвета и фактур был бы неполным без щедрой порции иронии (в том числе и само-), которой Микеле не пожалел. Ракушка на пах кажется нам удачной пародией на поясные сумки (а ведь за их популярность Gucci в ответе не меньше, чем, скажем, Prada). Или кожаные маски на пол-лица, которые выглядят не оммажем одному плохому фильму про БДСМ, а скорее прототипом огромных солнцезащитных очков в противовес узким оправам этого лета.

Отдельного упоминания заслуживают образы гостей показа, каждый из которых нашел в Gucci что-то свое. Джаред Лето, например, пришел в бархатном балахоне (халате? Накидке?) и массивных хайкерах. Дэвид Ферниш выбрал довольно сдержанные непарные брюки и пиджак, но не удержался от ярких акцентов в виде желтого тоута и красных лоферов. CEO Gucci Марко Биццари, как большой любитель классики, в очередной раз напомнил, что костюмы-тройки Gucci отлично сидят. А вот образ корейского певца Кхаи нам комментировать не очень хочется, но боимся, что его фанаты с нами не согласятся – на выходе с показа Ким Чон Ина (звучит особенно жутко, когда толпа на улице начинает скандировать его имя) ждали куда больше, чем Лето.