Рой Джонс

Джонс в последние несколько лет – частый гость, но общаться с ним от этого не становится менее интересно и почетно. Интервью с великим боксером было назначено на утро в одном из престижных многофункциональных комплексов на юго-западе. Помимо гостиницы, там располагается каток, где проводит занятия школа по фигурному катанию Евгения Плющенко. Рой опоздал всего на полчаса. Но разве это удивительно? Несмотря на недавнее завершение карьеры он остается одним из самых востребованных и занятых спортсменов планеты.

Буду болеть за Хабиба
– Давайте начнем с актуального. Сейчас все говорят о поединке UFC между Нурмагомедовым и Макгрегоров. Это не бокс, а ММА, но все же кто победит: Хабиб или Конор?

– На мой взгляд, Хабиб намного лучше Конора на полу, а Конор лучше работает в стойке. Если Хабибу удастся его свалить рано, то он победит. А если Макгрегору удастся держаться на ногах большую часть боя, то он может выиграть. В боксе он очень хорош. Чтобы Хабибу против этого защищаться, ему надо было сильно подтянуть свои навыки в стойке. Думаю, он над этим работал.

– Конор в прошлом году дрался с Флойдом Мейвезером. Насколько вообще эта идея хорошая – делать поединки боксеров с бойцами ММА?

– Тут на первое место выходит зрелищность. Людям интересно посмотреть как звезды из разных видов спорта поведут себя в ринге или в клетке. Конечно, Макгрегор не мог выдержать больше шести раундов, потому что он не боксер, у него за плечами не было ни одного профессионального боя. Недавно у меня мог состояться поединок с Андерсоном Сильвой, он тоже боец ММА, но у него 13 или 14 боев в профессиональном боксе. Это был бы более интересный поединок.

– 9 февраля вы провели прощальный бой со Скоттом Сигманом. Это действительно был прощальный бой или вы еще вернетесь на ринг?

– Думаю, это правда был мой последний бой. Я всегда спрашиваю себя: если бы Мохаммед Али был жив и здоров, что бы он делал? Он бы возвращался постоянно. Тут все дело в желании, которое никогда не проходит. Но я все же думаю, что не вернусь. Если только не появится возможности провести фантастический бой. Недавно я был в Германии, там в тяжелом весе дрался 45-летний боксер и выглядел очень хорошо. Да, я объявил о завершении карьеры, но если вдруг появится шанс, я буду готов. Сейчас Усик собирается оставить все пояса вакантными в крузервейте, если победит Тони Белью. Если у меня будет возможность побороться за какой-то из этих поясов, я ей воспользуюсь.

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я продолжаю тренироваться. Кроме того, у меня свои проекты, своя промоутерская команда, мы ищем талантливых детей, хочу передавать им свои знания и навыки. Мне интересно взять талантливого бойца и сделать его лучше. Буду счастлив, если хороший боец с моей помощью превратится в великого бойца. Это не только умение боксировать, нужно иметь психологию и разум чемпиона.

– Здесь мы с моим другом открываем школу. Мы создаем команду, которая будет помогать детям. У нас будет как любительская школа бокса, так и специальная программа для профессионалов. Наша цель – позволять детям из разных регионов, у которых нет доступа к инфраструктуре, заниматься боксом. У них есть талант, но нет возможности попасть в нужное место в нужное время. Мы дадим таким детям шанс. Сначала они смогу стать боксерами-любителями, а затем, возможно, и профессионалами.

– Вы часто общаетесь с главной Чечни Рамзаном Кадыровым. Это настоящая дружба или скорее деловые отношения?

– Это настоящая дружба. Он – человек, который любит бокс и единоборства, он любит спорт. Он многое делает для того, чтобы люди в Чечне дрались один на один на ринге и в клетке, а не на улицах с оружием. В США даже сейчас множество детей убивают друг друга на улицах, а в Чечне делается все, чтобы дети занимались спортом. Я это очень уважаю.

– Вы посещали Крым. У вас были после этого проблемы?

– Да, были. После того как я туда съездил Украина поместила меня в черный список. Теперь я временно не могу туда поехать. Когда я ездил в Крым я и понятия не имел, что так произойдет. Меня не предупредили.

– А если бы знали, то все равно поехали бы в Крым?

– Да. Потому что цель поездки была в помощи детям и открытии боксерской школы.

– Недавно прошел бой Александра Поветкина с Энтони Джошуа. Давали ли вы до боя шансы Поветкину?

– Много шансов я ему не оставлял. У него была возможность попасть по Энтони в первых нескольких раундах, но сделать это оказалось слишком тяжело. Только огромная удача могла помочь Поветкину, но я в это не особо верил.

– Стоит Александру продолжать боксировать после такого поражения в 39 лет?

– Зависит от того, как он себя чувствует морально, и как себя чувствует его тело. Продолжать имеет смысл, только если он все еще голоден, готов работать еще усерднее и немного изменить стиль. Он неплохой боксер, но без желания впахивать и становиться лучше ему лучше завершить карьеру.

– Джошуа теперь, судя по всему, будет драться с победителем боя Уайлдер – Фьюри. Если предположить, что это будет Уайлдер, то какие шансы у Джошуа здесь?

– У Уайлдера будет преимущество в начале боя, у Джошуа – в конце. Если Деонтей попадет на старте боя, у Энтони возникнут гигантские проблемы, ведь он был на канвасе после не самого сильного удара Владимира Кличко. Если же Джошуа справиться с напором и силой Уайлдера, то победит, потому что в целом он более сильный боксер. Если бой уйдет в поздние раунды, то хозяином положения будет Энтони.

– Может ли Тайсон Фьюри остановить Уайлдера в их бою в декабре?

– Тут вот какая штука: Фьюри ронял даже Стив Каннингем, а этот крузер вообще без удара. С другой стороны Кличко уронил Джошуа, а по Фьюри даже попасть не смог. Так что тут еще неизвестно, какой будет Фьюри. Что, если Уайлдер тоже попасть по нему не сможет? Это самый большой боксер, с кем Деонтей когда-либо встречался. Кличко должен был нокаутировать Фьюри, но даже ни разу не смог его ударить. Так что посмотрим.

– Как вам Александр Усик? В ноябре он победит Тони Белью?

– Должен победить. Он – более классный боксер. Белью умеет преподносить сенсации, он – парень с характером, но Усик намного техничнее. У него очень быстрые руки. Пусть, бьют они не так сильно, но переиграть Усика очень тяжело. Гассиев пытался все время нанести по нему нокаутирующий удар, но был далек от успеха. Усика сложно поймать на один удар, с ним нужно действовать умнее.

– Усик собирается после боя с Белью переходить в тяжелый вес. Какие у него там перспективы с его стилем?

– Он без сомнений может стать чемпионом и в новой категории. У него для этого есть все: и габариты, и интеллект. К тому же он дерется чуть чаще, чем Уайледр и Джошуа и находится в лучшей форме. Если он переживет шесть раундов с каждым из них, то дальше разберет обоих. В боксерском IQ он обоих превосходит.

– Пару недель назад прошел еще один большой бой: Головкин – Альварес. По вашему, Канело его выиграл?

– Я люблю обоих боксеров, оба – потрясающие. У них был эпичный первый бой, Головкин его выиграл, но выиграл ли он второй? Я бы не был так уверен. В первом бою Канело бегал, а во втором старался боксировать как настоящий мексиканец – шел вперед. Он меньше Геннадия, но не боялся идти на большого парня. Я не могу отдать бой Геннадию, при всем уважении. Первые 7-8 раундов Головкин только отступал. Он до боя просил Канело не бегать, а боксировать как мексиканец, и он это получил. Альварес в мексиканском стиле оказался лучше Головкина, который сам считает свой стиль мексиканским и собирался в нем перебоксировать Канело. У него этого не получилось. За тот бокс, который показал Геннадий, редко отдают победы.

– В последнее время вы работали и как эксперт на телевидении и как тренер? Что вам больше нравится?

– Примерно одинаково. Я получаю удовольствие от работы на ТВ, мне нравится объяснять публике, что именно происходит на ринге. Тренерская работа – об этом же, просто здесь ты делишься тонкостями игры со своими подопечными, а не с широкой публикой. Быть тренером чуть сложнее и интереснее, так как тут надо не просто рассказывать о боксе, но и показывать и проводить психологическую работу.

– Недавно вы проводили бой с болельщиком. Что это за история?

– Было дело! Но у него как раз был опыт в боксе, пусть и в любительском. Это болельщик – приличный боксер, хотя и никогда не проводил на ринге больше трех раундов. Я немножко приложился по нему, чтобы проверить, может ли он держать удар. После этого бой был окончен.

– Вы били его всерьез?

– Не очень-то всерьез, но довольно крепко. У него не возникло желания продолжать.

– Что больнее: нокаут в челюсть или нокаут по корпусу?

– По корпусу, потому что нокаут в челюсть ты даже не чувствуешь. А удары по телу будут отдаваться потом много дней. Это намного больнее.

– В 2011 году вы дрались с Денисом Лебедевым и проиграли. В концовке, когда вы уже были в стоячем нокдауне и не защищались, он решил вас добить правым боковым. Вы бы так поступили на его месте?

– Никогда. Я бы так не стал делать. Но тут виноват и рефери, который должен либо вовремя останавливать бой, либо отсчитывать нокдаун.

– Какой победой вы гордитесь больше всего?

– Победой над Джоном Руисом в 2003 году. Тогда я стал первым боксером в истории, кто начинал с первого среднего веса, а в итоге чемпионом мира в тяжелом. До сих пор этого никто не повторил.

– Ваша тройка лучших боксеров вне зависимости от веса?

– Василий Ломачанко, Теренс Кроуфорд и Сауль Альварес.

– Три лучших боксера в истории?

– Исключая меня? Тогда это Мохаммед Али – он лучший на все времена, как в ринге, так и за его пределами. Далее – Шугар Рэй Робинсон и Сальвадор Санчес.

– Мохаммед Али побил бы Майка Тайсона образца конца 1980-х?

– Никто не смог бы побить Мохаммеда Али в его лучшей форме.

– Ходят слухи о том, что бокс может быть исключен из олимпийской программы. Что это будет значить для вида спорта?

– Это значит забрать у людей мечту. Для меня олимпийская медаль была целью всей жизни. Если бы у меня ее забрали, зачем бы я продолжал заниматься боксом? Для меня это теряло бы смысл. Исключения бокса из программы Олимпиад будет ограблением миллионов детей и подростков.